+7 (910) 455-04-45
  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  г.Москва

Режиссер Йос Стеллинг
2012
Россия, Нидерланды, Германия
Действие фильма происходит в двух временнЫх периодах: пожилой Николай, советский врач (Сергей Маковецкий), приезжает в послевоенную Европу, находит заброшенный дом.

Там он вспоминает события своей юности. Еще студентом он остановился на ночлег в этом доме - отеле, по сути - публичным доме (в роли молодого Николая – Леонид Бичевин). Владелец - жестокий старик (Дитер Халлерворден), держащий в ”золотой клетке” юную содержанку Элизу (Сильвия Хукс). Между Элизой и Николаем возникает сильное светлое чувство, но они не могут быть вместе - у Николая нет возможности выкупить “долг” Элизы, якобы растущий с каждым днем. Их связь длится несколько лет, но все попытки Элизы и Николая вырвать ее из заточения заканчиваются провалом. Элиза тяжело больна, она угасает с каждым месяцем, но идет на жертву - заботясь о будущем Николая, отказывается от связи с ним. Превратно ее поняв, молодой человек оскорбляется. Вернувшись отомстить, он выигрывает у графа в карты все его состояние, включая заклятый дом, но... оскорбляет девушку и отвергает ее. До последней минуты она верит, что Николай к ней вернется, сдержав клятву вечной любви, и умирает в опустевшем доме в одиночестве. И вот спустя много лет Николай узнает от общей подруги (Светлана Светличная), что Элиза не предавала его и действительно любила. Он возвращается в тот дом, чтобы в нем умереть, символически соединившись с любимой...

Это событийное содержание фильма: еще одна красивая и трагическая история любви на киноэкране. Но фильм Стеллинга включает в себя более глубокое психологическое содержание, чем может показаться - мы видим перед собой механизм травмы в действии. И ретравматизации - автоматического воспроизведения травмы, которое провоцирует сама жертва.
Ключом к пониманию этой трагедии является детская история Элизы, рассказанная Николаю ее подругой и защитницей (Рената Литвинова). Девочку избивал и насиловал отец, затем убил мать и попал в тюрьму. В другой семье сирота снова подверглась сексуальному насилию, затем оказалась содержанкой графа. И тогда снова воспроизвелись обстоятельства ее детства: она выбрала символическую отцовскую фигуру, от которой зависит и подвергается физическому и сексуальному насилию (граф из ревности избивает девушку с отеческим наставлением: «Я желаю тебе добра»).
Казалось бы, детская травма насилия остается в детстве, но нет: она проносится через время и влият на взрослую жизнь. В чем её особенности и почему так происходит?

1 Детская травма насилия имеет свойство автоматически воспроизводиться: впоследствии жертва сама ставит себя в схожие обстоятельства и даже провоцирует окружающих на насилие. Парадокс: Элиза ищет в отношениях “хорошего отца”, мужчину, который о ней позаботится, восполнив детский дефицит. В фильме мы видим трогательную сцену, в которой Николай баюкает Элизу и поет русскую колыбельную. Но при этом она находит “плохого отца”, подобного ее реальному (графа), или провоцирует мужчину на то, чтобы он плохо к ней отнёсся (Николая). Изначально юноша относится к ней с уважением, даже зная о том, что “она падшая женщина и стоит денег, причем немалых денег”. Именно Элиза провоцирует возлюбленного на оскорбляющие поведение.
Почему жертва сама повторяет травму? У нее нет другого сценария взаимоотношений. Представьте актера, который знает только одну роль: он и будет ее играть на сцене раз за разом, другого репертуара нет.
Ребенок, в детстве пострадавший от насилия со стороны “плохого родителя”, во взрослости ищет “хорошего родителя” как “хороший объект”, но приходит к отношениям с “плохим объектом”. Поэтому опасность травмы не только в ее прямых последствиях (побои, психосоматические расстройства, нарушения сна и т.д.), но и в том, что жертва потом сама бессознательно повторяет травму. Это называется “ретравматизацией” - повторившейся травмой.

2 Пережившему травму насилия, особенно в детском возрасте, нужна помощь извне. Травма напоминает водоворот - оказавшись в нем, уже не выбраться самостоятельно. Жертва тонет, постепенно теряя силы - все свои ресурсы. В фильме этот водоворот символически отображает старый дом, из которого Элиза так и не находит выход. Даже став свободной, она добровольно остается в этом холодном пустом доме. Уезжает лучшая подруга, сбегает помощница. Эти потери - символ уходящих ресурсов Элизы.

3 Воронка водоворота затягивает все подряд. Так и травма насилия вбирает в себя посторонних. Окружающие бессознательно начинают проявлять по отношению к жертве жестокость, они становятся соучастниками ретравматизации. Ведь жертва носит с собой сценарий насилия и провоцирует на него окружающих.
Дом, который можно рассматривать как символ водоворота травмы, затянул в себя Николая: годы спустя он возвращается туда, чтобы умереть.

4 У травмы есть свойство генерализации. Она распространяется на повседневную жизнь. И если сперва Элиза подвергалась сексуальному насилию и побоям, то потом она становится жертвой в ситуациях разного типа. Даже верная помощница, помогающая Элизе скрывать от графа связь с Николаем, в итоге крадет последние деньги и убегает, оставив приковнаную к постели умирающую девушку...

5 Травма ведёт к трагическому финалу. Опасность нарастает. Как тело в горячей ванне быстро привыкает к горячей воде, так и жертва быстро адаптируется к насилию и ей “нужен” все более высокий градус. Фильм называется “Девушка и смерть”. Трагический финал заложен детством Элизы. К смерти ее приводят не граф и не Николай, а детская травма.

Но все не так фатально. Если жертве насилия оказать помощь, последствия травмы могут быть минимальными.
Часто в ситуациях насилия мешают обратиться за помощью стыд, страх, нежелание вспоминать болезненный эпизод... Более того, жертва часто пытается насилие скрыть: не только не обращается в правоохранительные органы, но и скрывает от своих близких. В своей праткике я сталкивалась со случаями, когда подростки не сообщали об изнасиловании родителям, чтобы “родители не волновались” или потому, что боялись обвинений (”Сама виновата”, “Мы же тебе говорили”...).
Это ошибка: если жертва стыдится насилия, она символически берет на себя вину агрессора. Неприятности и трагедии могут произойти с любым. А жертва даже если и спровоцировала на насилие, это не снимает ответственность с агрессора (иногда девочки-подростки ведут себя провокативно, пытаясь доказать свою взрослость, но это не повод для того, чтобы совершить над ними насилие). Жертва насилия может и должна получить помощь.

Далее, у жертвы есть ответственность: скрывая совершенное по отношению к ней преступление, она поощряет преступника к повторному поступку, будь то по отношению к ней или к новой жертве. Преступник, оставшись безнаказанным, в большинстве случаев повторяет преступление. Поэтому своевременное обращение в правоохранительные органы - не только возможность восстановить справедливость, но и предотвращение нового преступления.

А при просмотре фильма Й.Стеллинга вы не только увидите в действии механизм водоворота травмы, но и получите удовольствие от замечательной актерской игры, подбора музыки и... красивого финала фильма - символического объединения Элизы и Николая спустя годы. Дух девушки находит искомого “хорошего отца” - в объятиях пожилого Николая.

Подготовлено психологом Ириной Соловьевой специально для журнала "Наша психология"

Поделитесь статьей с друзьями!

 

Оставьте свой комментарий