+7 (910) 455-04-45
  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  г.Москва

Качели - метафора отношений между главными героями. Он - героический спецназовец по прозвищу Кувалда, с набором представлений о поведении и ценностях "настоящего мужчины". Она - парикмахер по имери Таня, со сложным характером, но зато красивая красотой Марии Мироновой. Они растят дочь и постоянно ссорятся и мирятся. Такие отношения называются "близко-конфликтными": "вместе тошно, порознь скучно", как говорится.

   

Россия, 2008
Режиссер: Антон Сиверс
В главных ролях: Андрей Мерзликин, Мария Миронова, Ксения Раппопорт

Близко-конфликтные отношения - постоянные качели между любовью и ненавистью. Герои то расстаются, то бурно мирятся со словами признаниями и страстными поцелуями. Этот узор напоминает детскую игру в салочки: то один догоняет другого, то наоборот. Иногда Таня сбегает от Кувалды (именно "сбегает", тайком), и тогда он отправляется искать ее по тусовкам и наркоманским притонам. То Кувалда собирает чемоданы, а жена его останавливает, почти что бросаясь под колеса машины.

Собственно, это и есть весь сюжет, зрителей ждут лишь небольшие вариации: то раненый Кувалда в больнице, и жена там молит его о прощении; то Таня убегает по водосточной трубе к любовнику-наркоману...

В конце героев ждет очередное примирение, которое позиционируется как хэппи энд - мол, дальше все будет по-другому, наконец-то их жизнь наладится, и дочка Леночка одновременно смеется и рыдает от счастья. Вот только остается вопрос: чем это перемирие отличается от предыдущих? Что дает зрителю основания думать, что завтра Кувалда не вернется к любовнице, а Таня не сбежит на тусовку от "борща и тапочек", которые от нее требует муж?

Зритель, сохраняющий здравый смысл и контакт с реальностью, скорее всего, предположит, что и дальше все будет по-старому. Более того, как алкоголик привыкает к дозам и ему требуется все больше, так и люди, стремящиеся к конфликтам, чтобы испытать сильные эмоции, хотят все больший и больший накал. Это разновидность зависимости - зависимость эмоциональная и адренолиновая. Чем выше трагизм и опасность, тем ярче чувства и удовольствие. Поэтому и скандалы должны идти по-нарастающей, иначе эффект уже не тот.

Так что логично предположить, что герои и дальше будут ссориться-мириться, вот только ссоры с каждым разом будут все трагичнее, а последствия - все фатальнее. В этот раз виноватая Таня зимой часами сидит на качелях под окнами Кувалды и его новой женщины, но не заболевает. В следующий раз, возможно, она схватит воспаление легких или попробует покончить с собой... Увы, в близко-конфликтных отношениях требуется все больше накала, конфликт идёт только на увеличение.

А вот сами герои в конце фильма, видимо, верят в свое окончательное и бесповоротное примирение - так же, как верили и в предыдущие разы. Это - нарушение тестирования реальности (адекватного ее восприятия), характерное для близко-конфликтных отношений.

"Качели" - очень верная метафора; партеров все время "качает" из одной крайности в другую. На этапе ненависти включается механизм обесценивания и демонизации: и отношения, и партнер представляются крайне ужасными. Некогда любимый человек воспринимается как монстр, все в нем бесит и вызывает отвращение. Но ненависть сменяется обожанием, и "качели" достигают другой полярности: теперь партнер идеализируется и представляется самым лучшим и прекрасным, желанным и необходимым.

Обе крайности имеют мало общего с реальностью и граничат с безумием: так жена игрока верит, что он больше не переступит порог казино, а муж наркоманки - что она навеки утратила интерес к "веществу". Близкие люди могут оказаться индуцированными в безумие: начать разделять искаженные взгляды.

Например, жена игрока звонит маме и с восторгом рассказывает, что теперь он больше не игрок, что он клятвенно обещал завязать и теперь начнется новая жизнь! Мама может поверить этому монологу и разделить оптимизм дочери (в большинстве случаев - совершенно неоправданный). Так и зритель, поверивший, что Таня и Кувалда начнут новую идеальную семейную жизнь, лишь индуцирован в их безумие. От повторяющегося сценария отношений можно уйти, но для этого требуется огромная, длительная и сложная работа над собой!

Близко-конфликтные отношения точно нельзя назвать образцом здорового союза и семейного счастья. Это разновидность дисфункциональной, то есть нездоровой связи. Не любовь, а эмоциональная зависимость. Партнеры нуждаются друг в друге, а не любят; нуждаются для опоры, потому что каждый из них не может быть один. Это незрелые отношения, характерные для инфантильной личности.

Мускулы Кувалды и женские формы Тани свидетельствуют лишь о телесной зрелости, но не могут быть мерилом зрелости психологической. Возраст паспортный и психологический могут различаться. И социальные достижения - также не показатель внутренней зрелости и личностного развития. "Сколько годовых колец, а пень пнем!" (А.Кнышев).

"Лицом к лицу лица не разобрать": близко-конфликтные отношения строятся на основе симбиоза, психологического слияния. Это инфантильтный тип контакта: ребенок слит с мамой и вообще плохо отделяет себя от мира. Не может быть один. Достигнув паспортного совершеннолетия, но не психологического, такой человек во взрослой жизни стремится к слиянию: близости без психологических границ. Отказывая в автономии и самостоятельности и себе, и другим. "Он(а) без меня пропадет", "Я без тебя пропаду" - вот что постоянно говорят герои фильма.

Таким образом, мы видим контакт-слияние: "я ответственен за все, что происходит с другим человеком, а он ответственен за меня". Такие отношения называются созависимыми, оба партнера в них слиты, как единое целое, и психологическая граница между ними непонятна.

В здоровом союзе обязательно есть психологическая граница; "Любовь не знает границ" - опасное заблуждение. Простой пример: как бы ни любили друг друга партеры, у каждого своя зубная щетка.

Дисфункциональные отношения для сохранения баланса нуждаются в дополнительной опоре: нездоровая система начинает втягивать в себя посторонние элементы. Например, конфликтующая семейная пара может закатить скандал на людях, в общественном месте, или в гостях у друзей. Тем самым они призывают свидетелей и символических участников на свою сторону. Или начинают жаловаться родственникам и друзьям друг на друга, вместо того чтобы напрямую высказать свои претензии пантнеру и обсудить все точки напряжения.

Еще один распространенный механизм сохранения баланса в дисфункциональной семье - появление связей на стороне. Сперва у Тани появляется любовник - наркоман и тусовщик, который плохо с ней обращается и при этом умоляет его не бросать; здесь мы снова видим сценарий близко-конфликтных отношений. Затем и у Кувалды появляется связь на стороне с преподавательницей дочери - одинокой романтичной женщиной Инной. Это уже "любовный многоугольник"...

На стороне партеры обычно получают то, что не могут получить в основном союзе. Что же это, в фильме "Качели"?

Интересен выбор любовников. От положительного Кувалды Таня постоянно устремляется к однозначно отрицательному персонажу. Зачем такой любовник, когда есть хороший муж?.. Выбор "плохого мальчика" для любовной связи может говорить о желании поднять собственную самооценку. Ведь на фоне по всем параметрам положительного мужа Таня может ощущать свою "плохость" и недостойность; а рядом с опустившимся наркоманом она ощущает себя королевой.

Зачем Кувалде нужна любовница, причем настолько контрастная с женой? Если жена - простоватая блондинка, то любовница - интеллигентная брюнетка, бывшая балерина, со сложными душевными метаниями. Возможно, именно рядом с такой любовницей, одинокой немолодой женщиной, Кувалда наконец-то чувствует себя нужным - ведь жена ярко и демонстративно отвергает его. А любовница тянется к нему всем своим многолетним одиночеством.

Почему же Таня так демонстративно отвергает и предает мужа? Вернемся к вопросу инфантильности близко-конфликтных отношений. Инфантильный человек проецирует на партера фигуру родителя. Вместо жены/мужа он видит маму/папу. Скорее всего, Таня проецирует на мужа образ отца, против которого бунтует и в котором нуждается. Она обвиняет мужа в том, что он обращается с ней, как строгий отец, но именно она сама его на это провоцирует.

В близко-конфликтных отношениях содержится парадокс: партнеры находятся в тесной взаимосвязи, но по-настоящему друг друга не знают. То самое "Лицом к лицу лица не разобрать..." Внимательный зритель задумается: а насколько психологически близки герои "Качелей"?

У них нет смыслообразующих разговоров, психологических откровений, они не делятся воспоминаниями о прошлом и планами на будущее... Их взаимодействие сводится к бытовым вопросам, сексу, предъявлению претензий и объяснению в любви. Это фундамент из страсти и внутренней незрелости, и вряд ли его можно назвать прочным.

В целом, можно сказать, что в фильме "Качели" наглядно показан сценарий близко-конфликтных отношений: как он протекает и каковы последствия. Каждый герой делает свои выборы и несет за них ответственность.

Но есть персонаж, вызывающий сочувствие - Леночка, маленькая дочка героев. Она видит все их ссоры, они не пытаются скрыть их от дочери (еще один признак дисфункциональной семьи). Это - еще одна ответственность родителей: понимать, как их поведение влияет на детей.

И хочется повторить слова героини анекдота: "Внимательно посмотрите, дети! И сами никогда так не делайте..."

Автор - психолог Ирина Соловьева, для журнала "Наша психология"

Поделитесь статьей с друзьями!

 

Оставьте свой комментарий