+7 (910) 455-04-45
  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  г.Москва

Наверняка вы слышали про “драматический треугольник Карпмана”: Жертва -Преследователь - Спасатель. Но есть и другой треугольник, не менее трагический: Жертва - Преследователь - Молчатель.

Молчатель - немой свидетель, занявший позицию невмешательства, а то и вовсе игнорирования. Снявший с себя ответственность за происходящее, а его часть ответственности все равно сохраняется, хочет он этого или нет. Ведь есть же уголовная ответственность у того, кто знает о преступлении, но не сообщает в правоохранительные органы. Подобно этому, ответственность, хоть и не уголовную, несет тот, кто игнорирует “преступления” моральные и этические.

Роль Молчателя распространена в дисфункциональных семьях. Ведь здоровое функционирование такой системы нарушено, происходит много несправедливости: эмоциональное, а то и физическое насилие, нарушение пространственных (территориальных) и психологических границ, необоснованные правила, незаслуженные наказания, обесценивание и унижение... Молчатель занимает позицию отстранения как наиболее легкую и удобную. Ему ведь не надо ничего делать, надо просто НЕ делать: не вмешиваться.

Треугольник Жертва-Преследователь-Молчатель часто проявляется в детско-родительских отношениях. Один из родителей занимает роль Преследователя по отношению к ребенку, последний становится Жертвой. При этом Преследователь снимает с себя ответственность, перекладывая ее на ребенка: мол, сам виноват, “это ужасный ребенок”, “не ребенок, а монстр”, “сам напросился” и т.д. На ребенка обрушивается негативная проекция, родитель обесценивает и демонизирует его.

Возникает ситуация под названием “No way to win” - нет ни одного шанса на выигрыш. Негативная проекция заставляет родителя негативно воспринимать и трактовать любые проявления со стороны ребенка. У него формируется предубежденность, которая искажает реальность.

В свою очередь, искаженно воспринятые факты усиливают негативную проекцию, “доказывают” ее. Поэтому у ребенка нет ни одного шанса понравиться родителю и вызвать его любовь и принятие.

Например, ребенок ударился и плачет. Родитель не видел сам момент травмы, он видит лишь плачущего ребенка, интерпретирует это через призму своих негативных проекций и раздражается: опять этот нытик рыдает!

В ярости он спрашивает ребенка:

- Ну что опять случилось?! Ребенок пугается и вместо того, чтобы поделиться своей бедой, пытается “исправиться”:

- Ничего...

Такой ответ лишь увеличивает ярость родителя и закрепляет его проекцию: ребенок - нытик, плачет без причины, у него плохой характер...

Зачем родителю-Преследователю нужно обесценивать своего ребенка-Жертву?

Он находит в нем удобный контейнер для размещения своего гнева. В старину в дворянских семьях были “мальчики для битья” - нанятые простолюдины, которых наказывали, если провинился мальчик-аристократ.

Таким образом ребенок-Жертва выступает как замещающий объект, на него направлен негатив родителя-Преследователя, адресованный совсем другому объекту, которому гнев предъявить сложно и страшно. Например, родственнику, на которого ребенок похож, своему супругу, начальнику и т.д.

А может, это концентрированное недовольство своей жизнью и собой...

В любом случае, гнев направляется на ребенка как на безопасный объект: сдачу не даст, от родителя никуда не денется... Это могут быть как мелкие придирки и шпильки, так и серьезное насилие.

Одним словом, родитель совершает несправедливость по отношению к ребенку. И тогда перед вторым родителем встает вопрос: что делать? Правильный ответ: защитить ребенка.

Да, есть правило уважения к партнеру: если один из родителей “проводит воспитательную работу”, второй не вмешивается. Но это правило перестает действовать, когда поведение первого родителя перестает быть адекватным ситуации. Тогда долг второго родителя - вмешаться и защитить ребенка.

Ребенок на то и ребенок, что неспособен пока к полностью самостоятельной жизни. Он не умеет себя защищать, тем более от родителя. И если один из родителей становится Преследователем, важно, чтобы второй не был Молчателем.

Что заставляет принимать на себя роль Молчателя?

1. Страх потерять отношения с Преследователем. Родитель, допускающий насилие по отношению к ребенку со стороны своего партнера (будь то биологический родитель ребенка или нет), чрезмерно заинтересован в партнере, партнер обретает сверхзначимость. Родитель боится, что если вступится за ребенка, это приведет к конфликту, а то и к разрыву с партнером.Откуда такой сильный страх и что скрывается за сверхценностью партнера?

В этом может быть материальный расчет: партнер обеспечивает финансами или жильем, способствует продвижению в карьере или получению гражданства/прописки. Сверхзначимость может основываться на давлении со стороны общества: в некоторых обществах неприняты разводы, это позор.

Непереносимость одиночества, низкая самооценка заставляют цепляться за партнера, каким бы он ни был и что бы он ни делал: потерять его еще страшнее. Из своей практики психолога я знаю случаи, когда Молчатель из страха потерять партнера игнорировал не только эмоциональное, но и телесное насилие со стороны партнера по отношению к ребенку, в том числе и сексуальное...

2. Неправильно понятая лояльность партнеру, ложная система ценностей. Сейчас в тренде “возвращение к истокам” - древнерусским, ведическим и т.д. Беда в том, что зачастую преподносятся они в искаженном виде и без учета реалий. На некоторых тренингах участницам внушают: жена должна во всем соглашаться с мужем, потому что “мужчина всегда прав”. Два раза ко мне обращались женщины с одинаковой проблемой (независимо друг от друга): пройдя подобный тренинг, они поверили, что во всем должны следовать за волей мужа, вот только была одна “маленькая”, но существенная деталь: мужья имели психиатрические даигнозы. Представляете, что будет происхожить в семье, если во всем следовать за психически нездоровым человеком?.. Аналогично и мужья потакают женам, правда, чаще всего из жалости или из ложного предстааления о том, что воспитание детей - удел матери.

3. Неумение защитить себя, страх столкнуться с гневом партнера. Зрелый возраст по паспорту - не показатель зрелости психологической. Да и психологическая зрелость может быть неравномерной: в остальных вопросах он(а) взрослый, а постоять за себя не умеет. Тот, кто не умеет себя защищать, не умеет защищать и других. Иногда Молчатель просто теряется, потому что он сам в детстве сталкивался с насилием, и в такого рода ситуациях не знает, что делать.

4. Конформное поведение, избегание конфикта любой ценой. Молчатель может бояться конфликтов и не хотеть “обострять”. Внутри него есть ложное убеждение о том, что “будет хуже”, если вмешаться и защитить Жертву. За этим стоит избегание трудностей и снятие с себя ответственности. “Будет хуже, если вмешаюсь” - удобная рационализация собственной слабости.

5. Выгода. Иногда Молчателю просто выгодна такая ситуация. Зачем же ее менять? Например, выгодно, что гнев партнера направлен на ребенка, а не на него. Да и на фоне обесцененной и превращенной в “чудовище” Жертвы можно предстать в выгодном свете: на контрасте. Молчатель сохраняет хорошие отношения с обоими участниками драмы: Преследователю кажется, что Молчатель своим молчанием соглашается, а Жертве кажется, что Молчатель своим молчанием сочувствует и жалеет. Удобно! Но какими бы ни были у Молчателя причины быть в такой роли, с него не снимается ответственность за происходящее. Мы ответственны не только за то, что делаем. Но и за то, что НЕ делаем.

Автор - психолог Ирина Соловьева, специально для журнала "Наша психология"

Поделитесь статьей с друзьями!

 

Оставьте свой комментарий